\

— Это бизнес с человеческим лицом. Главная его цель — дать блага обществу. Я начал погружаться в тему шесть лет назад, когда переехал в Краснодарский край и познакомился там с учредителем компании «Исток». На тот момент у него уже был один пансионат. До встречи с ним я много чем занимался, образование у меня юридическое. Потом решил, что хочу быть полезным и помогать. Зарабатывание денег не было первостепенной целью. Более того, считаю, если кто-то в этом бизнесе ее ставит на первый план, то ничего хорошего из этого не выйдет.
— Нет, мы не оказываем медицинских услуг. Для этого у нас заключены договоры с медицинскими учреждениями, куда наши постояльцы могут обратиться при необходимости. Я имел в виду понимание того, как работать с социально уязвимой категорией людей. К нам ведь обращаются с болью, с проблемой, которую нужно решить. Чаще всего, если мы говорим о плательщиках, то это вынужденная мера. У них нет возможности самостоятельно ухаживать за своими родственниками по разным причинам (переезд, график на работе) и поэтому они доверяют их нам. Чего они первостепенно хотят? Чтобы их близкие были в безопасности и под присмотром. Если у бабушки, к примеру, деменция, она включит дома плиту, кран с водой, потом на улицу выбежит буквально на минутку — и забудет о своих делах. Как итог — несчастный случай.
— Вы правы. В нашей культуре не принято определять родственников в пансионат, не всегда у нас это позитивно воспринимается. Специфика менталитета такова, что пожилые люди предпочитают работать на своей земле, пока они могут работать. Кроме своего дома им больше ничего не мило. Ведь технически пансионат — это общежитие. Нет своей привычной кастрюли, чайника, кровати и т.д. Конечно, если говорить о плательщиках, то ситуация в части восприятия меняется. С каждым годом скептицизма становится меньше. Но, что касается благополучателей, то 80% из них по-прежнему хотят домой.