\

Корректировка произойдет и в вопросах ликвидации . В статье 58 срок предъявления требований кредиторами ограничат от 2 до 4 месяцами, а срок составления промежуточного ликвидационного баланса — 1 месяцем со дня окончания предъявления кредиторами требований. Т.е. всего от 3 до 5 месяцев. Причем, в кодексе устанавливается запрет на осуществление платежей ликвидируемым субъектом ликвидатору до момента утверждения промежуточного баланса.
В ГК закрепляется норма о так называемых протестативных условиях , согласно которым исполнение обязательства одной стороной зависит от исполнения какого-либо обязательства другой стороной. Данная формулировка характерна для блокчейна. То есть при совершении какого-либо действия одной стороной обязательство совершить встречное действие возникает у противоположной стороны. Это также практикуется в строительном подряде — оплата после предачи исполнительной документации. Как норма будет работать на практике — покажет время. А пока экономические суды не обращают внимания на данную договорную формулировку и взыскивают задолженность с заказчиков.
В статье 300−1 прописан порядок применения правила об очередности при наличии нескольких однородных обязательств. В рамках одной очереди исполнение обязательства будет определяться указаниями должника в платежной инструкции. Если такие указания он не сделал, первоначально будет гаситься обязательство, наступившее ранее других. Если же сроки исполнения обязательств наступили одновременно, исполнение будет засчитываться пропорционально в отношении всех однородных требований.
Также появится возможность корректировки очередности удовлетворения требований по соглашению кредиторов. В новой редакции ст. 356 ГК есть формулировка, согласно которой при множественности уступок права требования должник будет обязан исполнить обязательство в пользу кредитора, указанного в последнем полученном им уведомлении. Таким образом, важным станет контроль за направлением извещений о произошедшей перемене лиц в обязательстве. Вместе с тем, необходимости направлять их все в адрес должника не будет: достаточно послать только последнее. Уведомлять о переходе права сможет как новый, так и первоначальный кредитор.
Изменения коснулись и такого способа обеспечения обязательства, как залог. Так, заключение договора залога станет возможным до заключения основного, обеспечиваемого залогом обязательства. При этом право залога будет возникать с момента, определенного договором залога, но не ранее возникновения обеспечиваемого обязательства. Ст. 339−1 в предлагаемой редакции будет предусматривать возможность залога части имущественных прав, совокупности имущественных прав (требований), вытекающих из договора или иного обязательства. Также новая редакция кодекса устанавливает возможность залога имущественных прав (требований), которые возникнут в будущем, а также их совокупности.
Несмотря на использование кредитором иных способов защиты нарушенного права, за ним сохранится право требовать также и возмещения убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательства. В кодексе закрепляется запрет судам отказывать в удовлетворении требований о возмещении убытков только на том основании, что их размер не установлен судом точно. Размер убытков может быть установлен примерно, с разумной степенью достоверности и с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств. Видимо, кодекс предлагает активизировать применение участниками имущественного оборота такой формы ответственности, как возмещение убытков, причиненных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств.
Сама процедура заключения сделок станет более упрощенной. В законодательный оборот вводятся юридические важные сообщения , а также официально закрепляется английский институт estoppel, ранее уже оговоренный в постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19.09.2012 № 6 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров строительного подряда»  — оценка последующего поведения стороны как доказательство принятия ей на себя определенных обязательств. В частности, лицо будет утрачивать право заявлять возражения в рамках спора , если данные возражения существенно противоречат его предшествующему поведению.